Роскошь как сочетание совершенства и аутентичности

В наше время мебель и другие предметы интерьера стали своего рода визитными карточками. В нашем индивидуалистическом обществе уникальность этих объектов становится критерием оригинальности.

Столешница, которая выглядит так, словно она только что была выстругана и отполирована. Столик с инкрустацией в стиле экзотических культур. Диван с обивкой, искусно окаймленной вручную, и вышитой монограммой индийской швеи. Изящные мебельные конструкции с тончайшей облицовкой рядом с массивным обеденным столом из старинных брусьев на металлическом каркасе. Громоздкое «бабушкино» вольтеровское кресло рядом с миниатюрными коктейльными креслами в стиле 50-х. И вновь классическая мебель — оригинальная с небольшими дефектами или обновленная и выкрашенная в яркие цвета: так проявляется тенденция к индивидуализации мебели — тенденция, которую можно наблюдать как на блошиных рынках, так и в галереях эксклюзивной мебели.

Индивидуальное оформление систем полок, мягкая и встраиваемая мебель уже давно не являются чем-то новым в сфере предметов интерьера. Однако в наше время этого уже недостаточно. Требовательные клиенты хотят чего-то особенного — того, что может стать отражением их самих и о чем они смогут побеседовать с гостями.

Оригинальный табурет в стиле баухаус? Цельная древесина или древесная текстура — результат уникальной техники тиснения? Или, возможно, только этот низкий табурет рядом с диваном из массивной сердцевины дерева? Хотя его поверхность гладко отполированная и нежная, словно попка младенца, его грибовидная форма как будто говорит: «Я из леса, верни меня обратно!» Перед зрителем возникает картина: наверное, он стоял где-то рядом с тем самым дубом, из древесины которого был создан современный журнальный столик с минималистичным стальным каркасом. А откуда у вас это большое удобное кресло, так напоминающее о дедушке? Неужели в том же мебельном магазине нашли? Ха-ха! Так оно и правда от дедушки осталось? Извините, кто бы мог подумать!

Те, кто следует тенденции, отказываются от абсолютно однородных коллекций. Вместо этого они собирают у своего обеденного стола пеструю смесь из эксклюзивных новинок, мебели, доставшейся по наследству, винтажных приобретений и сокровищ, найденных на блошином рынке. Самый важный критерий: этим молчаливым обитателям квартиры должно быть что рассказать. Многим клиентам недостаточно того, что у их мебели из магазина уцененных товаров забавные названия — теперь они все чаще ищут мебель с индивидуальностью, что называется, «с характером». Преимущество имеют изделия с маленькими особенностями, аутентичные объекты, выполненные в единственном экземпляре, предметы мебели и целые мебельные системы, которые можно как-то индивидуализировать.

При этом есть множество возможностей «показать характер». Таким образом, роскошь и экстравагантность снова стали общепринятыми формами выражения любви к особенным вещам. В этом смысле на первом месте стоит эксклюзивное качество изделий, изготовленных из лучших материалов, — возможно, даже ручной работы. Что же касается способности рассказывать истории, то здесь нет равных старинной мебели. Это качество повсеместно переносится и на форму и стиль новой мебели. И поэтому дизайнеры все чаще фокусируют свое внимание на деталях, таких как качество отделки поверхности и свойства материала или, скажем, фурнитура.

Высокие технологии и старинные формы, традиционные материалы и новые методы изготовления идут рука об руку. В преддверии выставки imm cologne 2014 новейшие тенденции показывают, как при помощи поверхностей с выраженной структурой и особым характером (не имеет значения, натуральные эти поверхности или нет) можно удовлетворить тягу клиентов к аутентичным объектам. И все это ради желания клиентов получить мебель «с историей».

Источник: Koelnmesse, перепечатка бесплатно